Лекарство от зависти

Почему бакинский этап чемпионата мира выглядит лучше российского? 

Сто тридцать семь обгонов! Именно столько насчитали на Гран-при Азербайджана специалисты команды Mercedes. Из них лишь двадцать пять – с применением системы DRS, а все остальные – в боевом режиме. Ну просто зависть берет!

Для сравнения: за весь сезон‑2016 состоялось 866 обгонов, в среднем около четырех десятков на гонку. А рекордным в прошлом сезоне стал китайский этап, в ходе которого пилоты совершили этот маневр 128 раз.

Откуда берутся рекорды

В прошлом году бакинская трасса отличилась лишь одним предельным показателем: на двухкилометровой прямой Валттери Боттас развил скорость 378 км/ч. Узкого извилистого сектора в Старом городе пилоты откровенно опасались, а потому даже не пытались вступать там в борьбу. И ничто не предвещало, что Гран-при у наших ближайших соседей может выйти таким веселым! Но это произошло, и репутация бакинского этапа резко пошла вверх – по крайней мере, в глазах болельщиков.

Заслуга самóй трассы в залихватском сюжете и непредсказуемом подиуме невелика. Просто так совпало, что в один день на многих пилотов свалились чрезвычайные обстоятельства. Боттас столкнулся с Кими Райкконеном, Льюису Хэмилтону потребовалась лишняя остановка в боксах для ремонта подголовника, Себастьян Феттель заработал штраф stop&go. Таким образом, быстрые гонщики оказались позади и затем энергично прорывались вперед.

Но, черт возьми, почему на Гран-при России за четыре года не было ничего подобного? В 2017‑м гонка на «Сочи Автодроме» поставила антирекорд: единственный обгон состоялся на пятом круге – Паскаль Верляйн опередил своего партнера по команде Sauber Маркуса Эрикссона. Момент остался вне поля зрения камер, но телеметрия дала понять, что Эрикссон просто сбросил темп и пропустил напарника вперед.

Тупик для фантазии

Существует множество рейтингов «интересности» автодромов Формулы‑1. В чем-то они противоречат друг другу, но чаще сходятся. Бельгийский «Спа-Франкоршам», японская «Сузука» и бразильский «Интерлагос» однозначно входят в число лучших. А среди скучнейших, наряду с Мельбурном, Будапештом и Барселоной, большинство экспертов называет Сочи. Почему так получилось, понятно.

Трассу проектировали, исходя из расположения уже возведенных в Олимпийском парке объектов. Архитектору Герману Тильке банально не хватало пространства для полета фантазии. Даже паддок «Сочи Автодрома» невероятно маленький и тесный. Добавьте к этому то, что Имеретинская долина плоская – перепад высот у российской трассы всего полтора метра. Меньше, чем в пустыне Бахрейна! Это самый низкий показатель. Для сравнения: Баку – около тридцати метров, Остин – около сорокá, Спа – свыше сотни метров.

В итоге трасса получилась слишком незатейливой. Известна идеальная траектория прохождения, любое отклонение
от нее невыгодно. И даже на прямой, в выделенной зоне DRS, обгоны затруднены – из-за слишком медленного поворота, выводящего на эту прямую. Вдобавок пит-стопов на Гран-при России меньше, чем где-либо еще: двадцать шесть в 2016 году, двадцать в 2017‑м. Поскольку наш асфальт очень бережно относится к шинам.

Парадокс: в самой большой стране мира не хватило территории для интересной гоночной трассы! Единственное утешение: «Сочи Автодром» относят к числу самых красивых.

Ожидание обгонов

В Монако и Сингапуре, положим, тоже особо негде обгонять. Но Монако – это столетняя история и Лазурный Берег, а гонка в Сингапуре – городская и ночная одновременно. Так что сочинская трасса находится примерно в одном ряду с арабскими «Сахир» и «Яс Марина», критикуемыми за невыразительность. Главная изюминка российского автодрома, не имеющая аналогов в мире, – длинная дуга, на которой болиды Формулы‑1 развивают 300 км/ч. Факт приятный, но какой-то бесполезный.

Откровенно говоря, поругивают все современные автодромы, построенные по чертежам бюро Тильке. По конфигурации и набору поворотов они уступают любому из старых – даже «Монце» и «Сильверстоуну». Но в Баку, как и в Сочи, у маэстро тоже не было особого выбора. Есть дома, есть улицы, ничего подвинуть нельзя – прокладывайте! Половина поворотов – под углом 90°, скоростных вообще нет. Так что почти все из 137 обгонов состоялись на той самой двухкилометровой прямой. А на следующие сто тридцать семь может понадобиться лет десять. Положа руку на сердце, разве есть чему тут завидовать?

Автор Сергей Зиновьев